Общие сведения об опросных методах

Опрос – это специальный способ целенаправленного получения первичной информации посредством ответов опрашиваемых людей на задаваемые им вопросы. Опросу в еще большей степени, чем беседе, свойственна асимметрия функций исследователя и исследуемого. Первый (корреспондент) занимает активную позицию задающего вопросы (опрашивающего). Второй (респондент) занимает реактивную позицию дающего ответы (опрашиваемого).

Специфика опроса как вербально-коммуникативного метода заключается в его значительной опосредованности и больших возможностях массового проведения. Опосредованность в первую очередь заключается в наличии между исследователем и респондентом специального «инструмента» общения – совокупности вопросов, обычно заранее подготовленной и оформленной в целостную систему, именуемую вопросником. В одних типах опроса эта система представлена в явном материальном виде – список вопросов, в других – в неявном, идеальном, виде – в сознании опрашивающего. Но в любом случае вопрос выступает посредником между партнерами по опросу.

Кроме того, роль посредников во многих видах опроса могут играть различные технические средства: телефон, звуко- и видео-записывающая аппаратура, телевидение, печатная пресса (газеты, журналы), средства почтовой и телеграфной связи и т. д. В некоторых случаях, когда исследователь поручает ведение опроса своим помощникам, те выполняют функции посредника, внося во взаимоотношения исследователя с исследуемым свою долю искажений. Особенно характерна такая ситуация для массовых опросов, что даже дало повод некоторым специалистам выдвинуть к этим помощникам требование «обезличенности». Мол, устанавливая контакты с респондентами, эти люди должны действовать, как автоматы, служить лишь «техническими ассистентами», сводя к минимуму свое влияние на опрашиваемых [262].

Опосредованность опроса является и предпосылкой его использования во всех разновидностях групповой формы исследования: собственно групповой, коллективной и массовой. Особое распространение в социологической и психологической практике нашла массовая форма опроса, когда исследователь получает информацию от сотен и тысяч респондентов. И чем совершеннее становится техническая база исследований, тем совершеннее становятся и опросные технологии, что позволяет охватывать все большие и большие контингента: людей.

Важной чертой опроса является его «фиктивный характер» ивытекающая из этого обстоятельства «беспоследственность ответа» [389, с. 240]. Имеется в виду, что реакции (ответы) респондента не ведут ни к каким непосредственным последствиям илисанкциям со стороны опрашивающего. Ситуации, обсуждаемыепри опросе, это не актуально реальные ситуации, а воспроизводящиеся либо памятью, либо воображением. Это условные ситуации. Соответственно участие в опросе в принципе не приноситреспонденту непосредственно ни пользы, ни вреда. И в значительной мере опрос имеет формальный характер. Возможныеопосредованные последствия, т. е. отсроченные во времени и исходящие не от опрашивающего, исключаются обычно анонимно-стью опроса. И если для интервью соблюсти анонимность удается не всегда, то для анкетирования анонимность – обычная.норма.

Также как и беседу, опрос необходимо рассматривать не просто как метод сбора данных об изучаемом объекте, но и как процесс человеческого общения. В опросе ответы получают «не от некоего среднего респондента, а от реальных живых людей, которые одних вопросов не замечают, других не понимают, на третьи отвечать не хотят» [55, с. 7]. Отсюда вытекают те же требования к квалификации и личностным качествам опрашивающего что и к ведущему беседу: профессионализм, проницательность, контактность, чуткость. Но если эффект беседы зависит главным образом от ведущего, то плодотворность опроса в не меньшей, а зачастую даже в большей степени зависит от используемого инструмента. Таким инструментом является вопрос, задаваемый респонденту. Причем вопрос может быть сформулирован как в вопросительной форме, так и в повествовательной. В связи с этим для опроса характерно повышенное внимание к «вооруженности» исследователя. Как не без юмора замечает Элизабет Ноэль, известный специалист по массовым опросам, «не интервьюер, а вопросник должен быть хитрым» [262, с. 82].

Опрос может применяться на любом уровне исследования: предварительное ориентирование в проблеме, разведка; основное исследование, обеспечивающее решение проблемы; контрольное исследование, подтверждающее, опровергающее, уточняющее или дополняющее результаты основного.

Наиболее интенсивно опросные методы используются в сфере социальных отношений. Поэтому главными «потребителями» и «разработчиками» этих методов являются социология и социальная психология. Активно используется опрос и во многих отраслевых социально ориентированных психологических дисциплинах: политическая, экономическая, промышленная, юридическая, медицинская психологии, психология менеджмента, бизнеса, торговли, рекламы и т. д. и т. п. Используется опрос и в исследовательских, и в диагностических целях.

Опросные методы обычно сводят к двум основным типам: 1) опрос «лицом к лицу» – интервью и 2) опосредованный опрос – анкетирование. Строго говоря, этот список следует дополнить третьей группой методов, а именно тестовыми личностными опросниками. И в специальной литературе можно изредка найти намеки на такую трактовку [105, 262]. Но в силу особой специфики тестовой процедуры и жесткой направленности этих опросников на изучение личностных характеристик человека у них на первый план выходит признак не технологический (получение ответов на вопросы), а целевой (измерение личностных качеств). И именно этот признак обычно берется за классификационный критерий при определении места личностных опросников в общей системе психологических методов. Не будем нарушать эту традицию и ограничим метод опроса двумя разновидностями: интервью и анкетирование.

В обоих случаях главной проблемой выступает грамотное построение системы вопросов (вопросника). Первое требование – логика построения вопросника: через него должна доставляться та информация, которая необходима по гипотезе исследования. Ответы респондентов должны помочь решить поставленные в исследовании задачи. А для получения именно таких ответов требуется задавать и соответствующие по содержанию и форме вопросы. Иначе говоря, адекватность ответов задаче исследования обеспечивается адекватностью вопросов. Как замечают Н. Бел-нап и Т. Стил, ссылаясь на К. Хэмблина, «знание того, что считается ответом, равносильно знанию вопроса» [26, с. 44]. Достижение указанной адекватности порой встает перед исследователем как целая проблема. Дело в том, что вопросы, точно отражающие существо исследовательской задачи, часто трудно воспринимаемы и понимаемы респондентами. Эти вопросы называют исследовательскими или программными вопросами. Если же они и понимаются респондентами, то на их осмысление требуется значительное время. Тогда в целях облегчения восприятия и сокращения времени осознания этих вопросов их преобразуют в более приемлемые для опрашиваемых формы, которые именуют уже анкетными вопросами. Таким образом, программные вопросы «переводят» в анкетные – «формулируют» [262].

Второе требование к вопроснику – надежность получаемой с его помощью информации. Это обеспечивается предельной по-няткостыо вопросов респондентам и откровенностью их ответов. Для выполнения этих условий существует целый арсенал приемов конструирования вопросника в целом и формулировки отдельных вопросов.

Обычно рекомендуют при формулировании вопросов придерживаться следующих правил [218]:

1. Каждый вопрос должен быть логически отдельным. Он недолжен быть «множественным», т. е. не должен совмещать(явно или неявно) два или более подвопроса. Например,вопрос «Какие качества личности вы считаете главными дляважнейших видов человеческой деятельности?» необходимо разбить на два отдельных вопроса: «Какие виды человеческой деятельности вы считаете важнейшими?» и «Какиекачества личности вы считаете главными для этих видовдеятельности?».

2. Нежелательно применение малораспространенных слов(в особенности иностранных), узко специализированныхтерминов, многозначных слов.

3. Следует стремиться к краткости, лаконичности. Длинныевопросы затрудняют их восприятие, понимание и запоминание.

Глава 11. Вербально-коммуникативные методы 207

4. К вопросам, касающимся малознакомых опрашиваемомутем, допустимо сделать небольшое предисловие в виде пояснения или примера. Но сам вопрос должен оставатьсякратким.

5. Вопрос должен быть, насколько это возможно, конкретным.Лучше касаться отдельных случаев, конкретных предметови ситуаций, чем абстрактных тем и каких-либо обобщений.

6. Если в вопросе содержатся указания или намеки на возможные ответы, то спектр вариантов этих ответов должен быть исчерпывающим. Если этого не добиться, то вопрос следует переформулировать так, чтобы не было никаких подсказок. Например, вопрос студенту «Откуда вы черпаете психологическую информацию: из учебников или лекций?» явно неудачен. Источниками такой информации могут быть помимо учебников и лекций научная и художественная литература, другие люди, научные конференции, житейский опыт и т. д.

7. Вопросы не должны понуждать респондентов к неприемлемым для них ответам. Если с содержательной точки зрения этого избежать трудно, то необходимо так сформулировать вопрос, чтобы у опрашиваемого была возможность ответить без ущерба для себя, «без потери лица».

8. Формулировка вопроса должна предотвращать получениестереотипных ответов. Такие шаблонные, ни к чему не обязывающие ответы обычно очень слабо насыщены полезнойдля исследователя информацией.

9. Следует избегать употребления в вопросах неприятных дляреспондента слов и выражений, способных вызвать его негативное отношение к вопросу.

10. Недопустимы вопросы внушающего характера. Совершенно неприемлемы, например, такие формы: «Не согласны ли вы с тем-то?», «Не кажется ли вам, что...?» и т. п.

Теория опросного метода, выработав технологию предъявления вопросов, располагает множеством их разновидностей, каждая из которых нацелена на решение определенных специфических задач. К наиболее известным видам вопросов относятся следующие: 1) открытые – закрытые; 2) прямые – косвенные; 3) личные – безличные; 4) субъективные – проективные; 5) основные – контрольные; 6) трудные – легкие; 7) тенденциозные – нетенденциозные; 8) деликатные – обычные; 9) простые – сложные; 10) общие – частные; 11) информационные – вопросы на отношение; 12) основные и дополнительные.

Открытые,или неструктурированные, вопросыне предполагают никаких предписаний ни по форме, ни по содержанию ответов. Респондент отвечает в свободной манере. Закрытые,или структурированные, вопросыпредлагают сделать выбор из перечня приводимых вариантов ответа. Строго говоря, сами-то вопросы ни с содержательной, ни сформальной сторон ничем не отличаются от открытых. Разница лишь в том, что к вопросу «прикладывается» перечень возможных ответов, который и определяет «структурированность» реакции опрашиваемого. Следовательно, ограничения, выражаемые термином «закрытый», накладываются не на вопросы, а на ответы. Поэтому можно понять авторов, предпочитающих обозначать единство вопросов и ответов термином «индикатор», а не «вопрос» [389]. Но в русскоязычной литературе в данном случае и вопросительную часть, и ответную принято обозначать словом «вопрос».

Если перечень ответов кзакрытому вопросу ограничен двумя альтернативными вариантами типа «да – нет», «согласен – не, согласен», то вопрос относят к разряду «дихотомических». Если же в перечне содержится больше двух вариантов ответов, то это – «вопрос смножественным выбором». Здесь также могут быть вариации: либо ответы носят оценочный характер, либо констатирующий. В первом случае перечень ответов предстает как оценочная шкала, обычно двухполюсная. Тогда следует соблюсти баланс противоположных оценок. Хотя эта рекомендация разделяется не всеми учеными [ 140], все-таки ее целесообразность признается большинством [55,218]. Пример рекомендуемой уравновешенности оценок: квопросу «Как вы относитесь к...?» прикладывается пятибалльная шкала «очень хорошо – хорошо – никак – плохо – очень плохо». Преимущество подобной дифференциации по сравнению с дихотомичным вариантом очевидно, так как дает возможность более тщательного изучения отношений, мнений, переживаний испытуемого. Однако есть одна опасность: многие люди склонны при опросах избегать крайних оценок и точек зрения, несмотря на то, что их разделяют [335]. Констатирующий вариант множественного выбора предлагает набор не исключающих друг друга ответов. Например, к вопросу «Какие источники политической информации вы предпочитаете?» прилагается следующий перечень ответов: 1) пресса, 2) телевидение, 3) радио, 4) знакомые и друзья, 5) политические собрания, 6) слухи. Обычно опрашиваемого не ограничивают в числе выборов. В нашем примере количество возможных ответов будет от одного до шести. Здесь тоже есть одна опасность: влияние на выбор ответа его места в ряду. Опрашивающие обнаруживают тенденцию к предпочтению вариантов, стоящих в начале списка [332]. Особенно этот эффект проявляется в письменных формах опроса (анкетировании). Для его нейтрализации в массовых опросах рекомендуется одной половине респондентов давать перечень ответов в прямой последовательности, а второй половине – в обратной.

Преимущества открытых вопросов: 1) создание более естественной обстановки, что располагает опрашиваемых к откровенности; 2) возможность получения более обдуманных ответов; 3) большие возможности и высокая вероятность отражения в ответах доминирующих мотивов, чувств, интересов, мнений. Главный недостаток – трудности в обработке данных. Пространные ответы требуют последующей группировки, квантификации, дополнительного анализа и т. п.

Этот недостаток преодолевается закрытыми вопросами. Унификация ответов значительно облегчает и первичную, и вторичную обработку данных. Однако закрытие вопросов провоцирует необдуманность ответов. Они зачастую даются автоматически, без вникания в смысл вопроса, а иногда и просто, чтобы формально «отделаться» от исследователя и опроса. Бывает, что ограничения закрытых вопросов вызывают у респондента раздражение, насмешку или другие негативные реакции, так как его вариант ответа не предусмотрен предлагаемым перечнем.

Деление вопросов на прямые и косвенные зиждется на факторе интерпретации ответа. Если формулировка вопроса предполагает ответ, понимаемый одинаково опрашивающим и опрашиваемым, то это прямой вопрос. Если предусмотрена расшифровка ответа в ином, скрытом от опрашиваемого смысле, то это косвенный вопрос. Надобность в косвенных формах вызывается опасениями получить неадекватные ответы на прямые, или как их часто называют, вопросы «в лоб». Правда, у лобовых вопросов есть оттенок излишней прямолинейности, что превращает их в частный случай прямых, не позволяя их полностью отождествлять. Задавая лобовые вопросы, спрашивающий как бы встает в позу следователя. Чаще всего их использование сопряжено со стремлением выяснить причину тех или иных оценок респондентов. Например: «Почему вы так считаете?». Подобные вопросы могут поставить респондента в тупик, вызвать его раздражение. В связи с таким оттенком лобовых вопросов предпочтительнее рассматриваемую группу характеризовать как прямые вопросы, которые только иногда могут принимать характер лобовых. Искажения в ответах на прямые вопросы могут проистекать из нежелания респондента дать откровенный ответ или из неясности для него самого каких-либо его отношений, позиций, чувств. Так, люди не всегда готовы дать информацию о слишком личных, интимных аспектах их жизни, сообщить о своем мнении по дискуссионным проблемам, дать откровенную оценку щекотливым ситуациям. Часто они опасаются откровенным ответом испортить отношения с другими людьми, если это тем станет известно. Или боятся показаться смешными в глазах других, в том числе в глазах опрашивающего. Поэтому ответы на прямые вопросы зачастую свидетельствуют не о том, что pecпондент чувствует и думает на самом деле, а о том, что считает возможным для себя сказать в данной ситуации. В таких случаях и прибегают к косвенным вопросам, истинные цели которых для респондента замаскированы. Например, прямой вопрос: «Нравится ли вам ваш начальник?» заменяется косвенным: «Опишите вашего начальника».

Распространенный способ замены прямого вопроса на косвенный – перевод его из личной формы в безличную. Например, вместо вопроса «Как вы считаете?...» спрашивается: «Некоторые полагают, что...» или «Какие суждения, по вашему мнению, наиболее распространены?». Ожидается, что при этом респондент ассоциирует себя с большинством. Безличная форма употребляется для выявления мнений, расходящихся с общепринятыми. Подразумеваемая вариативность ответов демонстрирует возможность любых суждений, и тогда опрашиваемый не будет выглядеть «белой вороной», если согласится с каким-то из них. Безличная форма-вопроса внешне не касается отношения самого опрашиваемого к. предмету обсуждения, но предполагается, что при ответе он выражает именно свою точку зрения. Однако все же часто есть опасение, что опрашиваемый в этом случае высказывает не свои! взгляды, а лишь мнения других людей, или то, чего требует, как ему кажется, объективная реальность.

Другой способ перевода прямого вопроса в косвенный – это формулировка его применительно к третьему лицу. В такой форме вопрос носит наименование проективного. В нем речь идет не о самом опрашиваемом субъекте, а о каком-либо другом человеке (реальном или вымышленном). Например: «Как, по-вашему, поступил бы хороший специалист, если бы начальник обвинил его в некомпетентности?». Суть приема здесь та же, что для любого проективного (прожективного) метода: в ситуациях с многовариантным решением в ответах испытуемого проявляется его сущность, его направленность. Проективные вопросы могут быть заданы и в виде тестовых методик (преимущественно в интервью). Особо популярны в практике опросов такие проективные методики, как тест тематической апперцепции (ТАТ), завершение предложений, тест Розенцвейга, рисуночные и информационные тесты [218, 262]. Альтернативой проективным вопросам будут непроективные, которые уместно по аналогии с соответствующей классификацией тестов назвать субъективными.

Надежность получаемой в опросе информации поддерживается контрольными вопросами, дополняющими основные. Эти вопросы, по существу, направлены на выявление того же, что и основные, но их тематическая направленность и формулировка отличны от последних. Это внешнее отличие маскирует для опрашиваемого идентичность основных и контрольных вопросов. И в случае неискренности или несерьезного отношения респондента к опросу обнаруживается рассогласование ответов на соответствующие основные и контрольные вопросы. «Строго говоря, контрольным является вопрос, в котором отрицается то, что утверждается в основном. Однако трудность выражения ответа на вопрос, содержащий отрицание, заставляет исследователей в качестве контрольных использовать вопросы, касающиеся тех же проблем, но в иных аспектах» [55, с. 161].

Часто для подобного контроля используют так называемые вопросы-ловушки. Исследователю заведомо известно, что опрашиваемый по той или иной причине не сможет ответить на такой вопрос. Но в силу невнимательности или недобросовестности респондент дает ответ и попадает в эту ловушку. Так, в некоторых исследованиях на вопросы о несуществующих фильмах 27% респондентов ответили, что смотрели их, а многие даже выразили по поводу этих фильмов различные мнения [125]. Поскольку данные «уличенных» респондентов обычно изымаются из дальнейшей обработки, то подобные вопросы иногда называют фильтрующими. Совокупности контрольных вопросов в личностных опросниках называют шкалами лжи. Часто в роли контрольных выступают косвенные вопросы. В целом контроль надежности данных обеспечивается путем пересечения открытых и закрытых, прямых и косвенных, личных и безличных, субъективных и проективных вопросов и расстановкой «ловушек».

Трудными в широком смысле называют любые вопросы, вызывающие какие-либо затруднения их восприятия и понимания респондентом независимо от причины этих затруднений. Чаще всего такими причинами являются лексические, логические, эмоциональные, социальные факторы, а также факторы, связанные с внушающим воздействием опрашивающего на респондента и с отношением респондента к вопросу. Понятно, что вопросы, не вызывающие таких затруднений, будут легкими.

В узкой трактовке трудными считаются вопросы, восприятие и понимание которых затруднено текстом вопроса [55]. Главным образом это относится к письменным опросам, в меньшей степени к устным. Подобные затруднения возникают при несоблюдении приведенных выше рекомендаций по формулированию вопросов. Так, длинные высказывания, незнакомые слова, речевые штампы (особенно «суконно-бюрократические»), неконкретность вопроса, его множественность (включение в одно высказывание более одного вопроса) обязательно будут мешать нормальному усвоению вопроса. В закрытых вопросах затруднения часто связаны с неудовлетворительным представлением перечня предлагаемых ответов. Резко снижает качество восприятия громоздкость вопросов с множественным выбором, представляемым в виде сложных таблиц. Затруднения вызывают оценочные шкалы, на которых различия между градациями не очевидны. Например: «не очень доволен – скорее доволен, чем недоволен – скорее недоволен, чем доволен – не очень не доволен». Сюда же надо добавить и уже упоминавшиеся сложности, вызываемые неполнотою перечня возможных вариантов ответов. Конечно, список подобных причин затруднений можно значительно удлинить, но и приведенного достаточно для понимания существа категории «трудных вопросов».

Тенденциозный вопрос – это вопрос, вынуждающий респондента принять точку зрения исследователя. Вопрос подталкивает опрашиваемого к «нужному» ответу. В вопросе уже содержится подсказка или намек на ожидаемый ответ. Например: «Следует ли мужчине уступать в транспорте место женщине?» или: «Насколько вам кажутся важными экономические проблемы?». Теоретически к тенденциозным можно отнести все закрытые вопросы, поскольку они ограничивают респондента в выборе ответа уже готовой схемой. Усугубляется эта тенденциозность, если нарушается баланс противоположных оценок и если не чередуются варианты предлагаемых ответов. В опросах очень распространен добавочный к основному вопрос, превращающий его из нетенденциозного в тенденциозный. Эта «безобидная» добавка обычно выглядит так: «Если да, то...». Подобное сопровождение специалисты считают некорректным и нецелесообразным [55].

Большой аккуратности требует и применение некоторых лек-сико-синтаксических средств, неочевидным образом влияющих на превращение вопросов в тенденциозные. В первую очередь это слова оценочного характера: плохой, хороший, реакционный, прогрессивный и т. п. Вопрос «Как вы относитесь к нелепым высказываниям такого-то?» явно тенденциозен из-за эпитета «нелепый». Не меньший эффект может произвести и неосторожное применение вводных слов и выражений типа «к сожалению», «к счастью», «не правда ли». Кстати, употребление в опросах частицы «ли» не только придает высказыванию вопросительную форму, но и привносит в него оттенок сомнения. А это сомнение респондентами часто расценивается как приглашение к отрицательному ответу.

Деликатный вопрос – это вопрос, касающийся, по мнению респондента, тех сфер его жизни и его внутреннего мира, которые он не хотел бы раскрывать и освещать, либо считая их сугубо личными, либо полагая, что их обсуждение может нанести ему урон в глазах окружающих или в собственном мнении. Трудно ожидать искренних ответов на такие вопросы. Во многих случаях в силу внутренней неготовности респондента к ответу на этот вопрос он стремится уйти от ответа. Настойчивость опрашивающего в этом случае может привести вообще к отказу респондента от взаимодействия с ним.

Деление вопросов на простые и сложные производится по критерию напряженности работы с ними респондента. Чем выше степень напряжения психических и физических сил человека при ответе, тем сложнее считается для него вопрос. Выработка ответа на сложный вопрос требует сосредоточенности, повышенных интеллектуальных и эмоциональных усилий, интенсивной волевой регуляции. С целью «врабатывания» респондента в ситуацию опроса, постепенного его заинтересовывания, перехода к работе в режиме послепроизвольного внимания исследователи часто прибегают к так называемому методу воронки. Его суть – в расположении вопросов: наиболее сложные задаются в середине опроса, в начале и в конце – вопросы попроще. Ожидается, что, «размявшись» на простых вопросах, респондент осваивается со своей ролью, чувствует себя все увереннее и, вдохновленный первыми успехами, проявляет все большую заинтересованность процедурой. После же ответов на серию сложных вопросов он утомляется, его внимание рассеивается, интерес падает. И тогда вновь следуют простые вопросы. Как сложные могут восприниматься вопросы тенденциоз-ные, деликатные и трудные.

Различение общих и частных вопросов производится на основании степени их конкретности. Это может относиться к тематике вопросов, к уровню личной сопричастности респондента к обсуждаемому предмету, к выраженности высказываемых им в ответах оценок, мнений, отношений. Считается, что общие вопросы для респондента легче, поскольку не обязывают его к.точным самоопределениям по отношению к предмету суждений, дают больший простор в выборе ответов, не требуют однозначных оценок, лояльнее к формулировкам ответов. При ответах на общие вопросы ниже вероятность проявления некомпетентности, поскольку можно отделаться «общими фразами». Иногда общие вопросы даже отождествляются с простыми, а те, в свою очередь, с легкими [55]. И наоборот, частные отождествляются со сложными, а те – с тяжелыми. Конечно, определенная корреляция здесь очевидна. Однако существуют и различия, не позволяющие идентифицировать эти разновидности, выделяемые по совершенно разным критериям.

Практика опросов свидетельствует, что многие респонденты не желая обнаружить свою некомпетентность, высказывают мнение о предметах им мало известных, а то и совершенно неизвестных. Поэтому рекомендуется сначала задавать так называемые информационные вопросы, позволяющие установить степень знакомства респондента с обсуждаемым предметом. Продолжать опрос на эту тему целесообразно только с теми респондентами, которые, по мнению исследователя, обладают необходимой информацией. И тогда именно им можно уже задавать вопросы на отношение, т. е. вопросы, выявляющие их мнение, оценку, отношение по поводу интересующего исследователя предмета. Если эти вопросы направлены на установление степени высказываемого отношения, то их иногда называют вопросами на интенсивность. Характерной разновидностью таких вопросов являются вопросы, устанавливающие степень уверенности респондента в собственной оценке или мнении. Например: «В какой мере вы уверены в своем выборе?». Понятно, что прием предварительного использования информационных вопросов легче осуществить в интервью, нежели в анкетировании. В последнем случае это возможно реализовать лишь при повторном анкетировании, после анализа предыдущих анкет, содержащих информационные вопросы.

К дополнительным вопросам относятся те, которые направлены не на получение от респондента непосредственно интересующей по задаче исследования информации, а на способствование ее получению. Это как бы обслуживающие компоненты опроса. Без них практически невозможно наладить процесс общения с респондентом, обеспечить его эффективное восприятие и понимание многих основных вопросов, выяснить достоверность его ответов, уточнить отдельные процедурные и содержательные моменты опроса, получить дополнительную информацию, способствующую дальнейшей обработке и интерпретации данных. Тогда в разряд дополнительных следует отнести многие виды косвенных и контрольных вопросов. Несомненно, сюда же относятся информационные вопросы. Пополняют эту группу вопросы «зондирующие», «контактные», «буферные», «фильтрующие», «наводящие», «встречные» и др.

Зондирующие вопросы позволяют получить предварительное представление о знаниях и позициях респондента по какому-либо факту или явлению. Кроме того, сам опрашиваемый как бы подготавливается к теме основного вопроса, который может быть задан после такого осторожного прощупывания. Таким образом, зондирующие вопросы выполняют две главные функции: разведывательную и адаптирующую. По первой функции к зондирующим близки информационные вопросы. Иногда зондирующие вопросы применяются и в целях контроля. Понятно, что специфика зондажа предопределяет применение этого способа преимущественно в интервью.

Контактные вопросы– это первые обращения опрашивающего к опрашиваемому, налаживающие благоприятную атмосферу общения, заинтересовывающие респондента и располагающие его к исследователю. Как и в беседе, в опросе тоже «хорошее начало – не хуже победы». Обычно рекомендуется, чтобы контактные вопросы были простыми, общими и легкими. Они вовсе не обязательно должны содержать искомую по задаче исследования информацию. Их главная цель – наладить контакт партнеров по опросу.

Буферные вопросы предназначены для смягчения взаимовлияний основных вопросов и их блоков. В одних случаях они играют роль связующего звена между тематически разными блоками вопросов, служат своеобразными мостиками при переходе от темы к теме. В других случаях буферные вопросы играют противоположную роль – разъединительную. Это требуется зачастую потому, что ответы респондентов обусловлены не только актуально заданным вопросом, но и предшествующими. А иногда и последующими, если у него есть возможность ознакомиться со всей совокупностью вопросов сразу (например, при предварительном просмотре анкеты). При ответе на вопрос, связанный тематически или логически с каким-либо предшествующим вопросом, респондент будет согласовывать этот ответ с предыдущим. Но такое согласование часто идет вразрез с истинным мнением человека по данному вопросу. Но он действует уже по принципу: «сказавши А, говори Б». Так, если в предыдущем более общем вопросе респондент ответил, что любит животных, то ему психологически трудно ответить отрицательно на конкретный вопрос «Любите ли вы кошек?», хотя именно кошек-то он терпеть не может. И вот для смягчения подобных влияний, именуемых иногда «эффектом излучения» или «эффектом эха», между вопросами или их блоками вставляют отвлекающие буферные вопросы. Они прерывают установившийся стереотипный ход мыслей и ослабляют или вовсе разрушают соответствующие ассоциативные связи между основными вопросами.

Фильтрующие вопросы позволяют отделить недостоверные ответы от достоверных. О неявном для респондента фильтре в форме вопроса-ловушки уже говорилось. Но фильтры могут быть и очевидны для опрашиваемых. Им предлагается самим не отвечать на последующий вопрос, если они не осведомлены о том, что спрашивается, или не относят себя к опрашиваемой категории. Например: «Если вы не читали зту книгу, то на следующий вопрос не отвечайте» или: «Следующий вопрос относится к лицам с высшим образованием».

Наводящие вопросы направлены на оказание помощи респонденту в нахождении и формулировании ответа на другие вопросы. Например, если опрашиваемый не может вспомнить дату какого-то события в его жизни, то ему предлагается вспомнить, где и кем он в это время работал, вспомнить другие события, связанные с интересующим исследователя. Наводящие вопросы способствуют получению так называемого «правильного» ответа, т. е. ответа, который свидетельствует, что вопрос респондентом понят правильно. «Иначе говоря, правильный ответ – это адекватный ответ. Содержание его может быть различным, истинным или ложным, прямым или уклончивым, ожидаемым или неожиданным, но главное, чтобы он являлся правильным ответом на данный вопрос» [289, с. 42]. Применение наводящих вопросов чревато сползанием (часто незаметным для самого исследователя) к подсказке ответов. Уже говорилось о недопустимости вопросов внушающего характера. И надо иметь в виду, что для вопросов наводящих эта опасность особенно велика.

Встречные вопросы помогают уточнить информацию и позиции участников опроса. Обычно в них содержится легкий оттенок сомнения в истинности сказанного респондентом. Это сомнение побуждает опрашиваемого к более откровенным ответам и к более точным их формулировкам. Примеры встречных вопросов: «Вы так думаете?», «Серьезно?», «Нельзя ли это объяснить поподробнее?».

Конструирование вопросника в целом имеет свою специфику в зависимости от вида опроса (интервью или анкета), его целей и задач, особенностей опрашиваемого контингента. Значительно различаются и требования к ведущему опрос при интервьюировании и при анкетировании, поскольку его влияние на процедуру и ответы респондентов в этих случаях совершенно отличны.

Интервью


0008776181310411.html
0008827662771987.html
    PR.RU™