Оренбургский край после Крестьянской войны

Укрепление позиций дворянства. Крестьянская война пошатнула военно-феодальный режим. Чтобы не допустить повторения «пугачевщины», царизм стал спешно принимать меры по укреплению позиций дворянства как в центре, так, в особенности, и на окраинах.

В Оренбургском крае увеличивается раздача казенных земель в виде «всемилостивейших пожалований» офицерам, чиновникам, казачьим старшинам, участвовавшим в подавлении Крестьянской войны. В 1798 г. в губернии началось генеральное межевание земель. Оно закрепило за помещиками все их земли, включая и самовольно захваченные у башкир и казны.

Правительство поощряло дворянско-помещичью колонизацию края. В последней четверти XVIII в. усилилось переселение помещиков и их крестьян в губернию, особенно в Бузулукский и Бугурусланский уезды. Здесь образовался район самого большого в крае скопления помещичьих имений. За последнюю четверть XVIII в. в Оренбургской губернии образовалось 150 новых дворянских имений. Общая численность помещиков в губернии к началу XIX в. составляла 546, а крепостных крестьян — 68 тыс. человек.

Политика по отношению к казачеству и нерусским народам. Задачам искоренения «крамолы», «умиротворения» была подчинена и политика царского правительства по отношению к казачеству и нерусским народностям Оренбургского края. Чтобы вытравить из сознания народа память о событиях грозной «пугачевщины», правительство указом от 15 января 1775 г. р. Яик переименовало в Урал, а Яицкое казачье войско — в Уральское. Было строжайше запрещено упоминать даже имя Пугачева.

Стремясь подчинить казачество своим интересам, превратить его из зачинщика народных движений в карательную силу, царизм, опираясь на казачью атаманско-старшинскую верхушку, делает некоторые уступки казачьему управлению и вместе с тем постепенно реформирует казачество на армейский лад. Казачьим верхам предоставляются офицерские чины и дворянство, право владеть крепостными людьми.

Царское правительство способствовало проникновению крепостничества среди нерусских народностей края. Указом 22 февраля 1784 г. было закреплено одворянивание местной национальной феодальной верхушки. Татарским и башкирским князьям и мурзам разрешено воспользоваться «вольностями», выгодами и преимуществами российского дворянства, включая и право владеть крепостными, правда, только мусульманского вероисповедания. Самыми крупными из мусульманских помещиков были Тевкелевы, наследники известного переводчика и дипломата, впоследствии генерала Тевкелева. В их владении было более тысячи крепостных татар и башкир.

Однако, опасаясь новых народных выступлений, царизм не решился полностью закрепостить нерусское население края. Башкиры и мишари были оставлены на положении военно-служилого населения. В 1798 г. было введено кантонное управление в Башкирии. В образованных 24 областях-кантонах управление осуществлялось на военный лад.

Административные преобразования. Крестьянская война 1773–1775 гг. показала слабость административного управления на окраинах. Царизм в спешном порядке преобразовал его. В 1775 г. последовала реформа, по которой осуществлялось разукрупнение губерний: вместо 20 стало 50. Вся власть в губернских и уездных учреждениях находилась в руках местного дворянства.

В конце 1781 г. вместо Оренбургской губернии было образовано Уфимское наместничество с центром в Уфе. Во главе наместничества стоял генерал-губернатор. В декабре 1796 г. Уфимское наместничество было упразднено, а создана Оренбургская губерния в составе 10 уездов с центром в Оренбурге. Но в 1802 г. губернским городом стала Уфа, а численность уездов достигла 12. Военный же губернатор находился в Оренбурге. Такое административное деление просуществовало до середины XIX в.

Народные волнения. После подавления Крестьянской войны 1773–1775 гг. не наступало «умиротворения» Оренбургского края. Борьба трудящихся здесь, как и по всей стране, продолжалась. Ее порождали нарастающий крепостнический гнет и ухудшающееся положение трудового люда в условиях разложения феодального строя.

Народ не смирился с мыслью о поражении Пугачева. Упорно ходили слухи, что «Пугачев жив», что «на место Пугачева есть другой — Максим Железо, или Железняков». Передавались рассказы об атамане Заметаеве (Метелкине): «Пугачев попугал дворян, а Заметаев их окончательно выметит».

В 1779–1781 гг. вспыхнуло волнение приписных крестьян Авзяно-Петровских металлургических заводов Демидова. Крестьяне отказывались платить недоимки, исполнять заводские работы, требовали возврата их в привычное крестьянское состояние.

С 1796 г. начался резкий подъем борьбы помещичьих крестьян за освобождение от крепостной зависимости и переход в казенное ведомство. В Оренбуржье наиболее крупные волнения произошли в имениях помещика Тевкелева в 1797–1799 гг., Нагаткиной в 1797 — 1805 гг. и др.

Оренбуржцы в войнах второй половины XVIII в. Главной обязанностью оренбургских и яицких (уральских) казаков была военная служба по охране Оренбургской пограничной линии. Ежегодно на линию назначалось по 4–5 тыс. человек с 20–25 орудиями. Отряды казачьих и регулярных войск посылались также в качестве конвоя с торговыми караванами в глубь казахских степей. Царское правительство стремилось использовать казаков и для подавления народных движений. Но нередко казаки, особенно яицкие, не соглашались выполнять подобные распоряжения. В 1771 г. яицкие казаки отказались преследовать калмыков, решивших уйти за пределы России. В 1769 г. многих яицких казаков насильно отправили на службу в Кизляр в связи с начавшейся войной с Турцией.

В 1790 г. оренбургские казаки впервые приняли участие во внешних войнах. В войне России со Швецией участвовала команда из 150 оренбургских казаков под командованием секунд-майора Мертваго. Эти воины были награждены медалью «За службу, храбрость и мир со Швецией».

С мая 1798 по март 1800 г. в заграничном походе Русской армии участвовал восьмисотенный отряд уральских казаков во главе с атаманом. В войнах второй половины XVIII в. сражалось в составе регулярной русской армии и немало крестьян-оренбуржцев, взятых в рекруты. Участие оренбуржцев в военных походах и войнах отразилось в исторических песнях:

Мы Балканы грудью брали,

Все враги от нас бежали...

Сам Суворов приезжал,

Нас с победой поздравлял, —

пелось в одной из них.


0003059465232401.html
0003107476527399.html
    PR.RU™